Печать
15
Окт

Теоретические представления об исламе и коммуникациях

. Размещено в Макроэкономика

Хамид Мовлана (Американский университет, США, советник президента М.Ахмадинежада)

исламские журналистыАннотация: В статье представлена проблема западных тенденций и представлений касательно нынешней системы и структуры массовых коммуникаций в их связи с исламским миром. Автор поднимает вопрос необходимости создания профессиональной ассоциации мусульманских журналистов, что ставило бы целью установить некий этический критерий касательно сообщения новостей, защитить права отдельных местных журналистов и содействовать обучению и профессиональной подготовке молодых людей, которые представляют собой основной источник человеческих ресурсов для исламской культуры и цивилизации. Дальше в статье обсуждаются пять основных концепций исламского мировоззрения, которые могли бы служить фундаментальными принципами этики коммуникаций для такой сети мусульманских журналистов: (1) таухид, (2) аль-амр би аль-маруф ва ан-нахьй ан аль-мункар, (3) умма, (4) таква и (5) аманат. В общем и целом, мусульманские общества так и не дали определенного ответа касательно этики коммуникаций, произрастающей из их собственной культуры. Нет в  постколониальном мусульманском мире и приобретенной коммуникационной системы западного типа, которая была бы нацелена на широкие народные массы. На протяжении всей истории исламской нации информация никогда не являлась товаром, но была моральным императивом. Поэтому в данной статье делается вывод, что, с исламской точки зрения, языковые и политические словари и концепции, находящиеся теперь в центре мировой политики, отмечают наступление новой эры коммуникаций и владеют ключом окончательного контроля над информацией. [China Media Research. 2007, 3 (4): 23-33].

Ключевые слова: аманат, аль-амр би аль-маруф ва ан-нахьй ан аль-мункар, этика коммуникаций, Ислам, пропаганда, распространение, социальные коммуникации, таква, таухид, умма.

Введение

Ряд исследований, посвященных международным коммуникациям, в течение последних нескольких десятилетий свидетельствует о двух основных чертах этого явления. Одной из них является этноцентрическая ориентация систем массовых коммуникаций в высокоразвитых и промышленно развитых странах, в то время как второй чертой является "асимметричное" распространение информации в мире. Эти две основные черты доминируют в мировых СМИ и действительно несут ответственность за неравномерное освещение событий, диспропорцию в новостях и данных, а также за неравное распределение власти в мировой системе.

Становится ясно, что создание профессионального кода этики среди мусульманских журналистов по всему миру является необходимым, а образование сети профессиональной мировой ассоциации своевременно и неизбежно. Тот факт, что до сих пор практически не было таких ассоциаций международного уровня, свидетельствует о недостаточном внимании к информации и новостям среди исламских стран. Также отмечается вековое невнимание к отсутствию ощутимого развития  в средствах массовой информации, что является, в частности, следствием десятилетий репрессий, колониализма и государственного контроля.

Исламская революция в Иране и оккупация Афганистана бывшим Советским Союзом, война в Персидском заливе и американское вторжение в Ирак – все это, наряду с систематическими и продолжительными конфликтами, объявшими мусульманские земли, стало за последние два десятилетия свидетельством глубоких и революционных движений исламского характера по всему миру. Мало того, что в течение этого периода немусульманские СМИ представляли события исламского мира предвзято, искаженно и в качестве примера этноцентризма,  так и большая часть того, что сообщалось, оказывалось главным образом в средствах массовой информации Запада.

Исследования показывают, что 99% мировых событий не доводятся до сведения читателей просто потому, что они игнорируются средствами массовой информации и считаются неважными или несущественными. Рассмотрим, например, шесть уровней общепринятого отбора новостей в средствах массовой информации: (1) источник информации и новостей; (2) журналисты и корреспонденты; (3) центральные отделения информационных агентств; (4) местные газеты и редакции; (5) редакции СМИ и, наконец, (6) получатели, то есть читатели или зрители. Опытным путем было доказано, что 98% новостей и информации теряется на уровнях со второго по шестой и 92% опускается на уровнях со второго по пятый, не говоря уже об исключении информации, которое  производится непосредственно читателем или зрителем. Этот дарвинистский закон естественного отбора, однажды примененный к событиям исламского мира (который составляет одну четвертую населения Земли), действительно может оказать огромное влияние на индивидуальные и коллективные представления об исламе и его последователях. Ключевым вопросом является даже не то, как сильно осуществляется контроль, но кем, при каких условиях, и для какой цели.

Призыв к созданию всемирной организации мусульманских журналистов

Беглый взгляд на список существующих по всему миру средств массовой информации и журналистских ассоциаций мгновенно показывает, что СМИ организованы и мобилизованы на основе национальности, регионализма, этнических и даже религиозных предпосылок и являются одними из наиболее активных неправительственных организаций во всем мире. Тем не менее, на сегодняшний день не существует ни одной профессиональной ассоциации исламских журналистов, которая смогла бы устанавливать профессиональные и этические критерии касательно сообщения новостей, защищать права отдельных мусульманских журналистов и содействовать обучению и профессиональной подготовке молодых мужчин и женщин, которые представляют собой основной источник человеческих ресурсов для исламской культуры и цивилизации.

Почему же так важно для исламских журналистов иметь  сеть ассоциаций, объединяющую их профессиональную миссию? Ответ лежит в самой основе исламской политической культуры, так как ислам - это не только религия, но и образ жизни для  миллионов людей по всему миру. В отличие от других крупных культурных систем, ислам выходит за географические, а также расовые и этнические границы и стремится к универсальности человеческого рода. Иными словами, социально-культурные элементы  присущие исламской общине, умма, обеспечивают общие основания и подчеркивают необходимость именно такого типа сообщения новостей, что имеет жизненно важное значение для понимания событий в мировом сообществе. Такая сеть мусульманских журналистов, ассоциаций СМИ и профессиональных организаций также может играть важную роль в качестве авангарда и способствовать развитию профессиональных целей в рамках существующей системы международных организаций. Сеть профессиональных ассоциаций, таким образом, не только может улучшить процесс обмена информацией между странами и различными географическими районами, известными как исламский мир, но также может стимулировать текущую мобилизацию журналистов и их общие интересы.

Какими же должны быть принципы, лежащие в основе формирования  и мобилизации таких сетей и объединений? Следует напомнить, событийная ценность в исламском мире существенно отличается от таковой в неисламском мире и, если выразиться более конкретно, от событийной ценности на Западе. Возьмем, например, так называемую концепцию "важных политических новостей", общепринятую в западных СМИ, с его "пятеркой" основных вопросов "что, где, когда, почему и кто", которые пропагандируется в качестве универсальных. Реальная проблема заключается в том, что получателю этих пяти вопросов никогда не разрешалось постигнуть всю информацию в целом, а только лишь отдельные фрагменты, потому что структура целого идет вразрез с тем, что считается "важными политическими новостями". Приоритетные событийные ценности для западных СМИ, такие как человеческие интересы, близость, новизна, последствия и значимость, полностью отличаются от таковых, понимаемых в исламском контексте.

Например, понятие близости в западных средствах массовой информации, прежде всего, является географической, а также пространственной концепцией. Чтобы применить эту концепцию в традиционном смысле в отношении исламского мира, необходимо исключить новости, исходящие из таких далеких мест как Индонезия, Китай, Африка или Латинская Америка, если средства массовой информации, а также целевая аудитория расположены где-то в Соединенных Штатах или на Ближнем Востоке. Близость в исламском контексте не является ни географической концепцией, ни пространственной, а  скорее культурной. Другими словами, события исламского сообщества умма являются и должны быть актуальными для всего мусульманского мира, независимо от национальности и страны. Факторы человеческого интереса или известности сами по себе не являются достаточным основанием для представления новостей в исламском контексте. Новости и информация для умма является социальным товаром, а не культурной индустрией.

Одним из недостатков, вытекающих из западной отчетности о современном исламском мире, является то, что новости о сотрудничествах и конфликтах на протяжении десятилетий рассматриваются не в исламском контексте, а в характерной журналистской культуре Европы и Соединенных Штатов Америки. Таким образом, главным результатом этого является неполное представление, если не фактическое и постоянное искажение, событий в исламском мире как они происходят. Такое снижение смысла понятия информации и новостей происходило постепенно на протяжении нескольких десятилетий, и, действительно, было ответственно за значительный объем недопонимания и даже предвзятости. Само по себе, это обеспечило появление своего рода журналистского "фундаментализма", претендующего на универсализм, согласно которому такие вопросы, как "исламский фундаментализм" несправедливо обобщены.

В изменчивом и неустойчивом мире, где ценности и идеи постоянно сменяют друг друга, где внутренние и внешние события различных наций становятся все более непредсказуемыми, приводя к глубоким политическим, экономическим, и культурным преобразованиям, мусульманские журналисты всего мира должны определить свои собственные информационные и культурные территории, а также свои собственные профессиональные и этические стандарты. Одним из слабых мест в мире исламской СМИ является низкий уровень участия в региональных и международных собраниях и конференциях как в индивидуальном порядке, так и в составе ассоциации. Соответственно, сила Запада, то есть, европейских и американских журналистов и СМИ, заключается в том, что они являются систематическими и постоянными участники в различных международных конференциях, симпозиумах, семинарах, а также членами международных и региональных организаций. Именно благодаря этому процессу участия, а также профессиональной аккультурации, лица могут надеяться внести свой вклад в процесс принятия решений, а также узнать, как повлиять на повестку дня международных организаций.

Это хорошо показано на примере войны в Персидском заливе 1990-1991 годов. Во время этого международного политического кризиса журналисты и корреспонденты из главных исламских странах, противостоящие вмешательству Соединенных Штатов и коалиционных сил, не были допущены стать частью источника новостей или делать сюжеты по теме стран, участвующих в войне. Более того, поток информации, поступающей с фронтов, строго контролировался и управлялся правительствами, вовлеченными в конфликт либо западными источниками новостей. Существование сильной профессиональной ассоциации мусульманских журналистов создало бы определенную разницу в том, в чем она могла бы оказывать коллективное давление, чтобы получить хотя бы часть привилегий, распространенных на другие группы, и высказывать свои жалобы на профессиональном и институциональном уровне для всего мира, чтобы быть услышанными. Кроме того, на "внутреннем фронте" существование исламских профессиональных журналистских ассоциаций помогло бы должным образом освещать такие события, как ежегодный Хадж (паломничество), рассматривая его в качестве основного религиозно-политического и социокультурного явления, чтобы противодействовать упрощению этого понятия в немусульманских каналах СМИ.

Основной предпосылкой к созданию такой сети профессиональных ассоциаций является исламское мировоззрение, в соответствии с которым новости и информация являются  процессом распространения знаний. Другими словами, с исламской точки зрения, организации средств массовой информации, а также их работники, задействованы в деликатном процессе, сосредоточенном на производстве и распределении знания. Факты сами по себе не имеют значение в исламе, но, помещенные однажды в надлежащую исламскую социальную структуру, представляют собой информацию, ведущую к знаниям.

В исламское мировоззрение входит целый ряд понятий, которые могли бы послужить информационной и социальной основой для такой сети журналистов. Они включают в себя среди прочих концепцию таухид (единство Бога), концепцию илм (знания), смысл таква (страх перед Богом), процесс адл (справедливость), понятие иджма (согласие), шура (консультация), доктрину аманат (общественный интерес) и последнее, но не менее важное, умма (большая исламская община).

Определение терминов

Социальная система представляет собой процесс взаимодействия, находящийся в пределах большего целого, называемого обществом. Эта система обладает неким свойством, которое Ибн Халдун, исламский мыслитель, назвал солидарностью (ассабиех), термином, который потом в своих работах использовал Дюркгейм. Социальная система сама по себе не является просто ценностью. Она скорее является системой ценностей и действий отдельных лиц, которые связаны с точки зрения символическое значение. С другой стороны, ценности – это инструменты сохранения культурной самобытности и сплоченности общества, служащие для легитимизации режима более конкретными действиями (Kroeber & Parsons, 1958). Здесь мы имеем дело с вопросом о культурных системах и тем, как они взаимодействуют с проблемами концептуализации, теории и практики информации и коммуникации. Какое воздействие имеют культурные установки   на изучение коммуникации? Какие теории и практики коммуникаций они воспитывают?

Исламский мир состоит из огромного и разнообразного геополитического пространства – от Индонезии и Тихого океана на востоке до Марокко и Атлантического побережья на западе, от Центральной Азии и Гималаев на севере и до юга Африки и Индийского океана. В качестве одной из основных мировых религий, ислам охватывает одну четверть населения мира – более миллиарда человек. Со смерти
Пророка (SААS) (572-632 н.э.) и в период первых четырех халифов (632-661 н.э.) и до конца Первой мировой войны и распада Османской империи, исламская община была основной мировой силой. В контексте деколонизации и увеличения числа суверенных наций-государств исламский мир политически, экономически и зачастую культурно начал интегрировать в существующую сферу современной мировой системы, где доминирует Запад. Контакты между исламским миром и Западом в 19-м и 20-м веках способствовали вступлению многих исламских стран в квази-светские политические образования, начиная от наследственной монархии и до современной западной республики / или республики военного стиля. Это также привело к ясно выраженным конфликтам между современной секуляризацией и  исламской традицией аль шариат, каноническим законом ислама.

Для того, чтобы разобраться в нынешних журналистских практиках исламского мира, а также оценить их будущие направления, необходимо рассмотреть ряд
принципов, на которых основаны исламские коммуникации, и то, как исламские общества попали  под давление в результате глобальных политических, экономических и культурных событиях.  Отправными пунктами анализа будут основные принципы исламских этических методов коммуникации, а также цели и назначения социальной коммуникации. Я использую термин «социальная коммуникация» здесь в широком смысле: он включает все виды коммуникации, в том числе журналистику и массовые коммуникации в исламском контексте. Такое понимание термина должно прояснить некоторые функции современных коммуникационных учреждений  в современных исламских обществах.

Следует делать различие между исламским термином социальных коммуникаций или таблиг (распространение) и общим понятием коммуникации, журналистики, пропаганды и агитации, которые обычно используются в современной литературе. Слово «коммуникация» происходит от латинского communico, что означает "доля, часть", и, по существу, это социальный процесс, подразумевающий передачу, распространение или обмен идеями, знаниями или информацией. Это процесс доступа или средств доступа между двумя или более лицами или местами. Также явным и неявным в этом определении является понятие некоторой степени доверия, без которого коммуникация не может осуществляться. В своей редуктивной  трактовке (математические, технические и некоторые научные виды анализа) коммуникация понимается как концепция, согласно которой информация связана с процессом случайных событий и различными возможными результатами. Эта "атомная" точка зрения делает акцент на количественных и линейных аспектах процесса, а не на его культурных и когнитивных смыслах (например, Cherry, 1961; Kirschenmann, 1970; Shannon & Weaver, 1961; Wiener, 1961, 1967). Журналистика, как определено на Западе, является сбором, написанием, редактированием и публикацией новостей или сообщениями печати, мнениями, комментариями в газетах, журналах, вещании, а также другими современными средствами массовой информации.

Термин «пропаганда» является западной концепцией, и впервые использовался советом кардиналов (основан в 1622 г. Папой Григорием) Римско-Католической Церкви, на попечении которых находились иностранные миссии. Пропаганда происходит от латинского слова propagare, что первоначально означало распространение Евангелия и создание церкви в нехристианских странах. Использование термина пропаганда в его современном  значении, т.е. в его политическом, социологическом и коммерческом контекстах, восходит к началу 20-го века. Со времен Первой мировой войны, определение начало подразумевать инструмент убеждения и манипуляции отдельными лицами и коллективным поведением на национальных и международных аренах (e.g., Lasswell, Lerner & Speier, 1980).1

Таким образом, в соответствии с французским социологом Жаком Эллулом (1965), "пропаганда представляет собой набор методов, используемых организованной группой лиц, которая хочет добиться активного или пассивного участия в своих действиях народных масс, объединенных психологически с помощью психологической манипуляции и включенных в организацию "(стр. 61). Гарольд Д.Лэссвелл (1942) аналогичным образом  определил пропаганду как "искажение символов в качестве средства воздействия на взгляды, касающиеся спорных вопросов "(стр. 106). За ним следует общее определение пропаганды как распространения идеологий, доктрин или идей, а также агитации как инструмента побуждения людей к спонтанным действий. Коммунистическая позиция в отношении пропаганды и агитации методологически отличается от положений Лэссвелла. По определению В. И. Ленина (1935-1939), "пропагандист представляет  много идей одному или нескольким лицам; агитатор дает только одну или несколько идей, но он представляет их народной массе "(стр. 85).

Следует отметить, что современным пропагандистам, тем не менее, нет нужды верить в идеологию или доктрину. Теперь пропагандисты – это люди на службе государства, партии, политических или коммерческих кампаний или любой
другой организации, которая готова использовать их опыт. Пропагандисты – это техники, бюрократы и специалисты, которые могут в конечном итоге презреть
саму идеологию.

С другой стороны, пропаганда – это распространение и внедрение неких принципов, убеждений или практик. Исламский термин, использующийся для обозначения пропаганды, таблиг, означает увеличение или распространение веры путем естественного воспроизводства, ее расширение в пространстве и времени. Это процесс разветвления. Социальная коммуникация, журналистика, а также таблиг в исламском контексте имеют этические границы и набор руководящих принципов. В более широком смысле, таблиг является теорией коммуникации и этики. Эта теория коммуникации и интеграции в мировое  сообщество была хорошо сформулирована Ибн Хальдуном (1967) в «Мукаддимах» («Введение в историю»). Здесь он упоминает "правдивую пропаганду" (таблиг) и групповую сплоченность (ассабиех) в качестве двух основополагающих факторов в развитии таких мировых сил, как государства и крупные сообщества (Ибн Хальдун, 1336/1957, с. 301-316, 1967, с. 123-127). Таким образом, журналистика как производство, сбор и распространение информации, новостей и мнений является расширенным понятием таблига.

Коммуникация и этика: границы и пределы.

Исследование социальной коммуникации в исламском обществе в прежние времена и, конечно, перед подъемом современного национально-государственного устройства имеет свой уникальный элемент (Mutahhari, 1361/1982, 1977). Это потому, что оно коренится в устной и социальной традиции и понятии умма или великого исламского сообщества. Кроме того, географические образования, теперь называемые исламскими странами, не сильно подпали под влияние западных методов, руководств и режимов противоречащих основным принципам ислама. За исключением Исламской Республики Иран, основанной на принципах исламского понятия о государстве, в остальных исламских странах существуют государственные системы, которые представляют собой смесь современных и традиционных монархических или республиканских строев. Таким образом, их правовые и этические кодексы сильно зависят от немусульманских ценностных ориентиров. Во многих современных анализах возникает путаница из-за неспособности провести различие между национальными государствами и исламскими государствами. Необходимо подчеркнуть, что хотя национально-государственные устройства являются политическими государствоми, исламское государство является муттаги или религиозно-политическим и "богобоязненным" сообществом или государством. Экологическая суть социальной коммуникации в исламском сообществе ставит внутриличностные / межличностные коммуникации над безличными, социальные над атомистическими и  межкультурные над националистическими.

Переходя от процесса социальной коммуникации к определению понятия этики, необходимо подчеркнуть, что границы науки под названием "Этика" варьируются в зависимости от культуры. Для целей настоящего исследования, под методом этики понимаются любые рациональные процедуры, посредством которых мы определяем, что отдельные люди, будучи  как личностями, так и членами сообществ, должны сделать в качестве "правильного" действия и  добровольно. Используя понятие «индивид» в качестве члена сообщества, определение не делает различий между этикой и политикой. С исламской точки зрения, изучение и проведение политики не могут быть отделены от методов этики; необходимость заключается в том, чтобы определить, что же должно быть, а не просто анализировать то, что есть. Таким образом, концепция этики здесь напрямую связана с исламским восприятием понятия управления как исследования о сущности единства Бога, человечества и природы, и способа его достижения (Муттахари, 1985).

Со времен Возрождения Запад постепенно исключил религию из светской жизни. Этическое управление повседневной жизнью оставалось исключительно на совести отдельного индивидуума, пока не входило в открытый конфликт с имеющейся общественной моралью. В исламе такого разделения религиозной и светской сфер не произошло, и даже если и были предприняты попытки недавними модернизаторами совершить это, процесс так и не был завершен. Таким образом, за всю историю исламского общества религия не только полностью охватывала личность, но и формировала поведение индивидов в целом за счет применения исламской социально-религиозной этики. Другими словами, в то время как современная этика на Западе стала преимущественно социального типа, в исламских обществах эта сила оставалась как социальной, так и религиозной. Как говорится в Коране: "Ведь самый благородный из вас пред Аллахом является лучшим из вас в поведении "(49:13). В Исламской традиции слово адаб означает дисциплину ума или любое похвальное поведение, посредством которых человек совершенствуется.

До 19 века исламский канонический закон, шариат, предоставлял основные, если не единственные, правовые основы социального и экономического поведения
в мусульманских обществах. Близкие отношения между исламом и современными западными промышленно развитыми странами, в сочетании с процессом колонизации значительной части Азии и Африке, внесли целый ряд западных стандартов
и ценностей в эти общества. Таким образом, с началом 20-го века, а также с внедрением  современных средств коммуникации, транспорта и технологий, изменения в областях гражданского и коммерческого взаимодействия и новые способы поведения оказались особенно заметными.

Первая опора европейского права, уголовного и коммерческого, в исламских странах (особенно в Османской империи) была выдвинута в результате порядка капитуляции, в котором говорилось, что европейские граждане, проживающие на Ближнем Востоке и в большей части Африки, не будут управляться исламским законом и этикой поведения, но своими законами и традициями. Кроме того, реформаторские движения, такие как Танзимат в Османской империи (1839-1876) и Конституционная реформа в Иране (1906-1911) были действительно прямым заимствованием французского и других европейских кодексов, которые, как правило, устанавливали секуляризм и вводили такие правила поведения, которые были преимущественно европейскими. В Египте этот процесс, с 1875 года, пошел еще дальше: европейские законы применялись в  таких областях, как торговля и судоходство, и включали принятие гражданских кодексов, которые в основном были смоделированы в соответствии с французскими законами и содержали лишь несколько положений из шариата.

Например, в области журналистики и СМИ, многие исламские страны приняли концепции, нормы и правовые кодексы Запада без учета более широкого понятия законов и этических норм Ислама. Нужно помнить, что комплекс исламских законов и этических норм классифицируется в соответствии со шкалой ценностей: обязательное
(ваджеб), рекомендуемое (мостахаб), допустимое (мобах), порицаемое (макрох), а также запрещенное (харам). Различные исламские школы обычно единодушны в вопросах юрисдикции касательно категорий запрещенного и обязательного, но при этом расходятся во мнениях относительно категорий допустимого, нежелательного и рекомендованного. Разница  состоит в степени, которая называется икхтлаф, а не в различиях самих 
категорий или крайностей, которые называются ифтрагх. Существование единого стандарта является уникальным для исламской юриспруденции. Западные исследования права и этики не выполняют эти условия.

Коммуникации и этическое мышление и практики в исламских обществах.

Нынешние этические способы мышления и практики в исламских обществах, особенно если они могут быть связаны с сообществами, коммуникациями и социальным взаимодействием, обычно основываются на двух различных, но важны аспектах:

1. Нормативная религиозная этика, описанная в основном источнике ислама, Коране и традициях (аль-сунна) Пророка и Имамов.

2. Нормативная светская этика, от греческой традиции популярного платонизма до персидской традиции советовать султанам и визирям касательно  правительства и политики, а также до современных этических концепций, представленных Западом через "модернизации", "развитие", "индустриализацию", и "светский гуманизм".

В первой категории изучение этических принципов в религиозной традиции восходит к восьмому и девятому векам, в течение которых возникли две линии полемики. Рационалисты, те, которые придерживались рациональных взглядов, раи, утверждали, что там, где нет четких указаний из Корана или традиции, исламские судьи и адвокаты могут составлять свои собственные рациональные  суждения о моральных и этических вопросах. Традиционалисты же настаивали на том, что нравственные и моральные суждения могут быть основаны только на Коране и традициях. Это привело к крупным дебатам между различными группировками, которые известны в истории как  мутазилиты, ашариты, шафииты и ханбалиты, занимавшие различные позиции по вопросам этики в классическом исламе.

В дополнение к этим разнообразным философским школам, также существует сильная традиция в русле основной исламской философии. Это проявляется главным образом в качестве вклада исламских философов в отношении термина  акхлаг (символ) в работах таких философов, как Фараби (870-950), Ибн Сина или Авиценна (980-1037) и Ибн Рушд или Аверроэс (1126-98), каждый из которых внесли значительный вклад в наши знания об источниках мистического. Также отмечается  суфийская и греческая традиции в классической исламской этической системе.

Именно Ибн Хальдун, отец социологии,  представил  коммуникации как социальный институт, который рос в зависимости от необходимости 
сообщества. Для огромного числа людей, принадлежащих к различным расам, говорящих на разных языках и обладающих разной историей, социальные коммуникации в  рамках таблиг предоставили общие площадки для участия во всеобщей культуре ислама. По словам Ибн Хальдуна, государства, правительства и политические системы, обладающие властью и широкими полномочиями, имеют своим источником религиозные принципы, основанные или на Пророчестве и распространении, или на правдивом принципе таблиг, осуществляемый хатибами (ораторами / коммуникаторами) (Ибн Хальдун, 1336/1957, с. 310-316, 1967, с. 125-127). Ибн Хальдун был одним из первых мыслителей, указавших на то, что коммуникация на основе этики –  это паутина человеческого общества, и что поток такой коммуникации определяет направление и темпы социального развития. По его мнению, комбинация чувств  ассабиех и социального коммуникационного подхода обеспечила более динамичный взгляд на организационное поведение, чем можно получить от более традиционной концепции государств, иерархических позиций, а также роли, которую обычно используют в обсуждении политики, правительства и больших социальных организаций. Таким образом, он приходит к выводу, что пропаганда невозможна без групповых чувств. Отношения социальной коммуникации и ислама, таким образом, вытекают из самой природы этих двух институтов. Одним из них является источник общественных ценностей; другой пропагандирует, распространяет и поддерживает систему ценностей общества, умма или сообщества.

В исламской традиции эпистемологии, в литературе Калам (теологических дискуссиях и дебатах об источниках права) обсуждается устойчивая дискуссия по вопросам исламской этики,. Дальше приведено краткое описание ряда фундаментальных исламских концепций, которые были положены в основу исламской этики коммуникации и чувства общности, и которые должны быть в центре любой журналистской этики и
обязанностей мусульманских журналистов. Эти концепции являются источниками значительной части современных социальных, политических, и экономических дебатов в мусульманском мире, особенно в связи с нормативной светской этикой и в связи с влияниями и ценностями, приходящими с Запада и неисламской традиции.

Теория таухид.

Первой и самой главной концепцией касательно человека и вселенной в исламе является теория таухид, которая подразумевает единство, согласованность и гармонию
между всеми частями вселенной. Таким образом, одним из наиболее основных этических столпов исламского мира является рождение: существование в целях созидания,  освобождения и свободы человечества от рабства и подневольного состояния  от множества вариантов небожественного. Оно выступает за необходимость  единственного вида подчинения – Богу, и это сводит на нет любые коммуникации и сообщения, интеллектуальные, культурные, экономические или политические, которые подчиняют человечество сущностям. Принцип таухид также отрицает какое-либо право кого бы то ни было кроме Бога на владычество и попечительство над человеческим обществом. Общество может стать свободным от всех своих отклонений и эксцессов только тогда, когда дела общества передаются личности высшей силой или советом правителей с властью, соразмерной обязанностям согласно исламским правовым основам.

Таким образом, все антропогенные законы и этические нормы, которые присваивают  право судить себе, а также какие-либо другие органы или учреждения, кроме тех, которые послушаны "Собственному решению Аллаха" или исполняют его, считаются недействительными. Другими словами, все антропогенные законы, коммуникационные материалы, средства массовой информации и общественные форумы, которые пытаются поставить ограничения на верховную власть Аллаха, должно считаться недействительными. Концепция таухид, при осуществлении, является основным руководством в разработке границы политической, социальной и культурной легитимации  по отношению к коммуникационным системам. Суть таблиг не должна быть направлена  на создание и укрепление политических, социальных, экономических и культурных идолов; также согласно этому принципу не допускается  содействие культу личности.

В соответствии с принципом таухид становится яснее еще одно основополагающее этическое соображение таблиг: уничтожение интеллектуальных структур на основе дуализма, расизма, трайбализма и семейного превосходства. Функция коммуникационного порядка в исламском обществе, в соответствии с данным принципом, состоит в разрушении идолов, уничтожении зависимостей от посторонних систем, и создания  умма или сообщества в движении к будущему. Таким образом, одной из важных функций таблиг является разрушение мифов. В нашем современном  мире эти мифы могут включать в себя следующие: "власть", "прогресс" и "модернизация". Личности, которые их представляют, не должны возводиться в ранг сверхлюдей или переоцениваться. Один из этих дуализмов, в соответствии с данным принципом, это светское понятие разделения религии и политики.

Принцип таухид требует также отсутствия любых экономических, политических, интеллектуальных или иных центров, в том числе средств массовой информации, в которых может накапливаться власть. Свобода выражения мнений, собраний и средств коммуникации не имеют значения, когда нет никакой социальной ответственности со стороны отдельной личности и учреждения. Борьба с культом личности и с любой социальной организацией, так или иначе связанной с ним, означает борьбу с системой коммуникации, которая пытается пропагандировать его.

Дополнительным соображением в соответствии с этическими рамками таухид является кампания против материалистических основ дуализма. Поскольку среди характеристик дуализма есть стремление к превосходству с помощью богатства, суть журналистики и социальной коммуникации в том, чтобы не подчеркивать превосходство богатства над духовным ростом и  уничтожать разделительные линии и формы.

Доктрина ответственности,  руководства и действия.

Второй принцип, определяющий этические границы таблиг в исламе, заключается в доктрине  аль-амр би аль-маруф ва ан-нахьй ан аль-мункар или «повеление одобряемого и запрещение порицаемого». Явным и безусловным  в этом принципе является понятие  индивидуальной и групповой ответственности за подготовку следующего поколения для принятия исламских законов и правильного использования их. Мусульмане обязаны наставлять друг друга, и каждое поколение несет ответственность за наставление следующего. Стих из Корана объясняет это следующим образом: "Призывай  людей на Путь твоего Господа с мудростью, увещая мягко. Убеждай их самым вежливым образом. Ваш Господь лучше знает, кто уклоняться от пути Его и лучше знает, кто правильно следует ему"(16:125). Этот стих указывает на обязанность мусульман руководить друг другом, особенно для тех лиц и учреждений, которые связанны ответственностью руководства и распространения исламских идеалов. Такие институты включают в себя все институты социальной коммуникации, такие как печать, радио, телевидения и кино, а также отдельные представители каждого такого сообщества.

Таким образом, особая концепция социальной ответственности строится вокруг этической доктрины «повеления одобряемого и запрещения порицаемого». Эта концепция приобрела дополнительное значение в исламских сообществах и обществах на протяжении истории, так как Ислам, как все включающая систематическая религия, является комплексом взаимосвязанных идей и реалий, охватывающих  все человеческие понятия и действия, убеждения и практики, мысли, слова и поступки. Это особенно важно в свете того факта, что Ислам является не только набором богословских положений, как и многие другие религии, но также содержит ряд всеобъемлющих правовых рамок, которые регулируют все действия личности в обществе и в мире в целом.

Например, на социальном и коллективном уровне, доктрина систематически практикуется в мечети в исламских обществах. Мечеть в качестве основного
источника социальных и общественных связей всегда были стержнем духовного и культурного движения со времен Пророка. Она выполняла не только роль
очищения души, но и приобретение знаний и информации касательно общественных дел. Мечети и крупные университеты существовали бок о бок или один внутри другого на протяжении многих лет в Египте, Иране, Испании и многих частях Центральной Азии и других исламских областях. Более того, многие мечети были центрами высшего образования в исламской традиции. Сегодня в ряде исламских обществ системы массовых коммуникаций интегрированы в рамки классической и традиционной систем социальной коммуникации мечети, особенно пятничные молитвы (Мовлана, 1979, 1985) 2.  Результатом стали организация и мобилизация высокого уровня, делающие процесс политического, культурного, экономические и военного участия чрезвычайно эффективным.

Таким образом, концепция мученичества (шахадат) и Святой Борьбы (джихад) в исламе может быть понято только в том случае, если превыше всего ставится упомянутая доктрина повеления одобряемого и запрещения порицаемого. Термин «ислам» происходит от арабского корня «салам», что означает покорность и повиновение, смиренное подчинение воле Аллаха. Таким образом, концепция мученичества, как и
все другие исламские концепции, теснейшим образом связана с концепцией таухид, или абсолютного единства Бога, человечества, и Вселенной. В этом смысле, в рамках теории социальной ответственности «повеление одобряемого и запрещение порицаемого» понятие джихада не является исключением. То есть, с точки зрения ислама и этических норм, мученичество и борьба не могут быть объяснены только сквозь призму заступничества и посредничества; их следует понимать в рамках принципа причинности, а не только как духовное посредничество. Другими словами, в соответствии с исламом, в ведении Аллаха не существует мученичества без борьбы и таблиг .

Концепция сообщества

Третьей фундаментально концепцией в определении сущности и границ таблиг и социальной этики, особенно в ее связи с политической жизнью личности и исламского общества, является умма или сообщество. Концепция умма выходит за рамки национальных и политических границ. Исламское сообщество выходит за рамки понятия современной системы нация-государство: исламское сообщество – это религиозно-экономический концепт, который является действительным только в том случае, если поддерживается и управляется исламом. Понятие сообщества в исламе не делает строгих различий между общественным и частным; то есть, то, что требуется от сообщества в целом, требуется от каждого его члена. Соответственно, умма должна быть примером, устанавливающим высочайшие стандарты действий, и точкой отсчета для других. Ей  следует избегать излишеств и экстравагантности, быть твердой и последовательной, знать, что принять и что отвергнуть, иметь принципы, и в то же время по-прежнему уметь адаптироваться к меняющимся аспектам человеческой жизни.

В соответствии с концепцией уммы, раса  не принимается за основу государства. Ценности, сопутствующие благочестию и социальной системе ислама, основываются на принципах равенства, справедливости и собственности народа. Нет ни одного лица или класса лиц, которые могут доминировать, эксплуатировать или разлагать государство. 
Межкультурные и межнациональные коммуникации (упор здесь делается на национальности, а не государстве) являются необходимыми составляющими исламской уммы. В Коране говорится: ". . . Мы создали вас из одной (пары)  мужчины и женщины и сделали вас народами и племенами, чтобы вы знали друг друга (а не для того, чтобы вы 
презирали друг друга). Ведь самый заслуженный из вас пред Богом (тот, кто) самый благочестивый из вас "(сура 49, 13).

В исламском понятии умма, верховная власть "государства" принадлежит Богу, а не правителю и даже не людям. Правитель или лидеры являются только действующим руководством, избранным народом, чтобы служить им в соответствии с законом Ислама и понятием таухид. Каждый гражданин в исламском "государстве" должен давать свой лучший совет по общим вопросам и должен быть уполномоченным сделать это. Таким образом, консультативные методы в политике не только являются признанными, но и остаются моральной и этической обязанностью народа и правителя. Более того, человек, в соответствии с Исламом, обладает личной свободой и свободой воли, так что, вмешиваясь в функционирование общественных норм и, с помощью творческой манипуляции ими,  в соответствии с Кораном и традицией, он может планировать и закладывать основы
для лучшего будущего как  личности так и общества.

Под умма, Ислам подразумевает новую концепцию сообщества. Одним из наиболее важных аспектов умма является то, что Ислам не делает различий между 
членами своей общины. Расовая и этническая принадлежность, племенной строй, национальность –  все это не является поводом для отличий одного из членов общины от остальных. Национальности, культурные различия, и географические факторы учитываются, но господство на основе национальности отрицается. Ценится только сам индивид и отношения с сообществом, однако, такие отношения сами по себе не являются самоцелью. Личность и сообщество должны сделать свои отношения открытыми Богу: идут лица в сообществе против Бога или следуют Ему? Умма, как общественная организация, делает акцент на общности и коллективности, основанной на исламских принципах, а не на индивидуализме. Социальный договор, который является главным условием  умма, основывается не на свободном волеизъявлении неопределенного выбора, а с учетом высшей нормы: воли Аллаха. Общественная сплоченность основывается на божественных правах, а не на природных. Термин теократия, часто упоминаемый на Западе, таким образом, не может применяться к исламскому обществу, поскольку понятие 
церкви как института является инородным для Ислама, который в качестве религии сочетает в себе духовную и светскую власть. Это идеология, не имеющая централизованного органа, однако ее монотеизм подразумевает единой глобальной целью пропаганду универсальности моральных принципов. Понятие умма выходит за пределы национально-государственного устройства в том, что суть сообщества в исламе не сравнима с сообществами запада, имеющих целую сериею этапов истории социального развития и являющихся, главным образом, независимыми и объединенными "политические сообществами" или "военными сообществами ".

Движения модернизации в исламских обществах за последние 100 лет ничего не достигли, поскольку они были не в состоянии разработать последовательную доктрину, основанную на единстве духовной и светской власти, взаимосвязь которой известна как гражданское общество и государство. Исламский "реформизм", несмотря на свое идеалистическое единство, не принял во  внимание многомерные аспекты жизни общества, которым является умма. Вместо этого, его политическая культура, его режим мобилизации и его административная структура стали частью концепции современной государственной системы и ее бюрократии. Были сделаны попытки переложить модели, но не доминирующую парадигму, которая была противоположна по значению понятию  умма (Чай, 1990; Маттеларт,1990; Мовлана, Уилсон, 1990; Саид, 1978; Шиллер,1990; Шариати, 1980; Смит, 1981; Тран, 1987;Уолкер, 1984).

Именно в этих политических, духовных и этических рамках журналистика должна играть доминирующую роль в сохранении и поддержании единства исламского
сообщества. Таким образом, коммуникации на межличностном и социальном уровнях становятся одновременно основными и жизненно важными аспектами для функционирования умма, ибо они поддерживают и призывают к интегральным и гармоничным отношениям между Богом, личностью и обществом.

Принцип таква.

Четвертый принцип, изложенный здесь, чтобы объяснить этические нормы журналистики в исламских обществах, это концепция таква или, как это приблизительно переводится, благочестие. В исламских обществах, понятие таква обычно используется в значении "страх Божий" и как возможность охранить себя от неэтических сил, которые могут возникать в окружении, однако, концепция таква выходит за рамки этого общего понятия благочестия. Это личностный, духовный, моральный, этический и психологический потенциал для выведения себя на более высокий уровень, который делает человека почти свободным от чрезмерных желаний материального мира и поднимает человека до более высокой степени пророческого самосознания.

Предполагается, что человеческие существа обладают по своей природе набором божественных элементов, которые отличаются от материальных составляющих, присущим животным, растениям и неодушевленным предметам. Люди наделены врожденным величием и достоинством. Признавая, что свобода выбора является условием для выполнения обязательства, личность несет ответственность за  выполнение
своих обязательств в рамках этики Ислама. Другими словами, признается, что люди выполняют некоторые свои действия только под влиянием ряда этических норм, а не с намерение получить выгоду или причинить вред. Таким образом, таква как добродетель и как важный элемент в этических рамках исламских коммуникаций на индивидуальном и общественном уровнях должна являться основным компонентом почти каждого действия мусульман.

Например, пост является институтом, который практиковался различными народами в разные времена и в разных местах. В современную эпоху пост принял две
крайние формы: это либо обрядность, либо голодовки и диеты. Исламский пост, однако, отличается в том смысле, что если он не исходит от и не ведет к таква,
то не может считаться постом. В Коране сказано: "О, вы, верующие и правоверные, пост был предписан для вас, как это было предписано для тех, кто был перед вами, чтобы
вы также моги развивать в себе таква (благочестие) "(2:183). На уровне руководства исламским сообществом умма только высокий уровень таква должен учитываться и цениться превыше всего. Если технические знания, организаторские способности,
научные ноу-хау, навыки общения и т.д. не связанны с таква,  то они не могут и не должны быть единственными критериями для продвижения в исламском контексте. В исламской традиции ведение политики и журналистики связано с таква и те, кто не обладает степенью таква, столкнулись с кризисом легитимности.

Значение понятия аманат

Пятый и последний принцип, изложенный в данной статье, это концепция аманат. Термин "аманат" означает огромную ответственность за свои поступки в этом мире, которую Всемогущий Бог возлагает на человека. Наиболее относящейся к прессе и средствам массовой информации трактовкой этой концепции является то, что аманат относится к Божественному наместничеству, для которого подходят только люди, и никто другой не может разделить с Ним эту честь. Священный Коран говорит: «Конечно, мы предложили аманат небесам и земле, и горам, но они отказались услышать его и боялись его, и человек взял его. Поистине, он (человек) был несправедливым и невежественным» (XXXIII: 72).

Таким образом, люди подходят для Божественного наместничества, что обусловлено тем, что он или она должны практиковать кодекс высокой нравственности, который возносит его или ее до уровня высшего существа. Из всех сотворенных существ, люди, безусловно, являются самыми лучшими и благородными (ашраф-ульмакхлугхат). Здесь можно отметить, что права и обязательства являются взаимозависимыми. Служение общественным интересам, таким образом, становится одним из основных этических обязанностей средств массовой информации.

Аманат означает обязательный долг (фараиз). Одним из аспектов принципа аманат является то, что дано быть может только тому, кто имеет возможность и власть взять на себя бремя своих обязанностей и исполнять заповеди Аллаха. Таким образом, в исламе реальный прогресс касается моральности, а не к материальности, последнее относится к временным явлениям жизни. Свобода в исламе имеет совсем другое значение, чем то, которое подразумевают на Западе. Она не является ни прерогативой, ни абсолютным правом человека.

Выводы

В этой работе  совершена попытка обобщить наши знания о динамике коммуникативной экологии с исламской точки зрения. Здесь представлен ряд концепций, которые  были изучены с целью понять  феномен коммуникации и этики в исламском контексте. Было показано, что мусульманские мыслители и философы на протяжении всей истории не только признавали важность коммуникации и этики в определении культурного профиля исламской цивилизации, но и рассматривали благоприятное равновесие пространственных и временных условий в исламе как установившейся факт. Однако, в течение последнего столетия, и особенно за последние четыре десятилетия, в исламских странах появились дуализм и противоречия, как результат внедрения светских националистических принципов и сопутствующих им новых концепций и методов коммуникации и этики. В результате конфликта между «официальной культурой» правящих элит и «традиционной исламской культурой» масс, уходящей корнями в столетия религиозно-политического и социально-этического опыта, возник кризис легитимности. Во многих случаях он представляет и  поддерживает западные влияния.

Этот коммуникационный и этический конфликт прекрасно проиллюстрирован в структуре и использовании средств массовой коммуникации, имеющихся в распоряжении обеих культур. Подавляющее большинство данных свидетельствует о том, что мусульманские общества, по большому счету, так и не дали положительного ответа в отношении современной этики коммуникации, исходящей из их собственной культуры, но нет в постколониальном мусульманском мире и политической и коммуникационной системы, приобретенной на Западе, которая подразумевает широкую аудиторию. Наоборот, такие политические и коммуникационные системы становятся все более авторитарными, диктаторскими и военными. Таким образом, как отмечалось ранее, сегодня в мусульманских обществах существуют два конкурирующих и взаимоисключающих этических метода: импортируемая политическая культура правящих классов, а также исконная политические культура мусульманских масс.

Из опыта предмодернистских реформаторских движений 18 и 19 веков, которые охватили большую часть мусульманского мира, можно вынести определенные уроки. Эти движения появились из самого сердца исламского мира и были направлены на исправление социальных зол и повышение моральных норм общества. Такие движения призывали мусульман восстать и освободиться от западного экономического, политического, военного и культурного господства, и провести необходимые внутренние реформы, направленные на этическое и моральное возрождение и силу. Было бы ошибкой рассматривать эти движениями только как результат западного влияния на мусульманский мир. Все эти движения, без исключения, подчеркивали свое возвращение к традиции и этике Ислама3. Текущие движения в исламском мире являются лишь продолжением предмодернистских движений, которые пытались решить противоречия, созданные экзогенными силами. Здесь указывается, что главная проблема заключается не в экономике, а в культуре, этике и понятии таблиг. Современные движения в исламских странах должна изучаться и трактоваться именно в этом контексте.

Следовательно, вопрос, на который мусульмане должны ответить, звучит так: как разработать структурные и институциональные изменения установок, которые помогут сохранить драгоценный баланс этики и коммуникации, являющийся традиционно частью исламской цивилизации. Как я уже говорил, ключевой для исламского общества вопрос заключается в следующем: является ли новое глобальное информационно-коммуникационное сообщество моральным и этическим, или это всего лишь арена для развертывания картин трансформаций, в которых Запад является центром, а исламский мир – периферией. На протяжении всей исламской истории, особенно в ранние столетия, информация была не товаром, а морально-этическим императивом. Таким образом, через призму ислама, лингвистические и политические словари и концепции, находящиеся теперь в центре мировой политики, отмечают наступление нового коммуникационного века и владеют ключом контроля над информацией.

Похожие статьи

На сайте

Сейчас 49 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Путешествие в Иран

Иран - Ваш бизнес партнёр

Исламская банковская и страховая система в Иране

Экономика Ирана в 4-х томах

Украина - Иран: познание и доверие - путь к партёрству

 

book iran3

Сайты - партнёры

Связаться с нами

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.